arladatoys.ru

Дедукция и индукция

Глобальные проблемы Демографическая проблема 2. Проблема выбора в экономике Осознание проблемы. Промышленность и ее проблемы. Почтительность нравственна, если […] Легкость Легкость это способность делать что-либо, не утруждаясь; свойство духа, богов […] Теодицея Теодицея это слово ввел в обиход Лейбниц, озаглавивший так одну из своих книг: Вид , Дедукция , доказательство , Индукция Буква: CONATUS Мелочность Метафизика Диалектика Забвение Детство Мираж Неприятие… Активность Злопамятность Абсурд… Снобизм Метки: Человек Активность Честность Актуализм Эвдемонизм Позитивный Спаянность Солипсизм Динамизм Паранойя Одобрение Ожидание Гражданин Мираж Позиция Ценность Свобода Колдовство Интенция Смех. Книга третья, часть первая. Философия науки Эпистемология Нерешённые проблемы философии. При этом с особым зверством бьёт та обезьяна, которую не обливали. Опять обезьяны просто сидят и смотрят на банан. Какой тип умозаключений мы используем чаще? Главная Поиск по ключевым словам: Название работы Кол-во страниц Размер Контрольный тест по темам: Дедукция и индукция 1 Афоризмы и цитаты об истории 1 Тип приложения характеризуется следующими признаками 1 Лесной пожар 1 Магнитное поле, условия его существования. Занятие 2 подцарство простейшие тема: Взгляните на эти звезды и расскажите мне, какой вывод, используя дедуктивный метод, вы можете сделать. Я вижу на небе миллионы звезд. А раз они существуют, значит, среди них, возможно, есть и планеты. Конечно, опыт — это очень эффективное орудие установления истины. Но индуктивный метод работает только при наличии однообразного порядка вещей, на что указал еще Милль. Если девяносто процентов людей — правши, то факт принадлежности к человеческому роду еще не исключает то, что данное лицо может быть левшой. Поэтому логика всегда определяет границы индуктивных приемов. Они часто являются только вероятностными и требуют дополнительных оснований и доказательств. То же относится и к аналогии. Однако такое сходство может быть поверхностным и не всегда свидетельствовать о причинности. Метод неполной индукции становится основой ошибок. Суеверия и стереотипы тоже могут быть его порождениями. Он пытается дать ответ на три поставленных им вопроса. Можно ли некое универсальное утверждение оправдать тем, что оно основано на опыте? Но ученый должен помнить об относительной истинности любого объяснения. Поппер полагает, что в социальных науках неизбежен методологический эссенциализм, поскольку в гуманитарном знании исследуемые явления носят преимущественно качественный характер, часто не поддаются измерению, они глубоко историчны и понять их сущность во многих случаях можно лишь интуитивно и через исторический анализ. Следовательно, представители социальных наук должны принять исторический метод, но не историцизм.

Еще раз подчеркнем, что Поппер не отрицал для гуманитарного знания возможности формулировки общих законов, однако для адекватного осознания сути исторических событий необходимо вписать эти события в конкретный контекст, используя метод реконструкции ситуации. И в социальном, и в естественнонаучном познании должна применяться одна и та же логика - дедуктивная. Такая логика - важное орудие критики. Но в социальном познании, помимо общей логики, также необходима ситуационная логика, предполагающая объяснение социальных явлений, исходя из конкретных исторических условий, традиций, ценностей. Принципы, изложенные в книге "Логика научного исследования", и особенно критический метод Поппер пытался перенести в область социальных проблем. Он называл науку одной из величайших сил, делающих человека свободным, но призывал помнить, что науку делают люди - а это значит, что она не может претендовать на статус абсолютной истины. Поппер неоднократно обращался к проблеме социального значения науки. Можно утверждать, что Поппер был одним из немногих философов науки, обратившихся к социальной философии. Очевидно, что предпосылкой к созданию собственного варианта социальной философии послужили исторические события ХХ в. Поппера, как и многих других европейских интеллектуалов, беспокоил тот факт, что европейская культура оказалась неспособной противостоять иррациональным тенденциям фашизма. Вину за трагические события европейской истории он возлагает на авторитетные научные и философские концепции. Так, в книге "Нищета историцизма" он связывает формирование тоталитарного мышления с таким социально-философским учением, как исторический материализм, полагая, что убеждение в существовании законов истории и возможности давать долгосрочные исторические прогнозы внушает человеку необоснованный оптимизм и приводит к пренебрежению текущими историческими реалиями. Кроме того, в европейской философии долгое время господствовало убеждение, что только философы способны познать истину и только они могут предложить обществу принципы наилучшего устройства. Это убеждение в наибольшей степени было свойственно Платону, Гегелю и Марксу. Не случайно первый вариант книги "Открытое общество и его враги" носил название "Ложные пророки: Суть проблемы, согласно Попперу, состоит в том, что философские измышления, не поддающиеся проверке, принимались в качестве программ практического переустройства общества, а реализация подобных программ обязательно приводит к установлению политической диктатуры. Однако в отличие, например, от философов франкфуртской школы, Поппер не склонен возлагать ответственность за все беды европейской истории на научный рационализм.

Напротив, только подлинный научный рационализм, основанный на критическом методе, то есть критический рационализм, может дать прочную основу для развития демократии и укрепления свободы. Подлинный рационализм, с точки зрения Поппера, - это не слепая вера в доводы разума, это открытость критическим замечаниям, расположенность выслушивать другую точку зрения и извлекать уроки из социального опыта. Поиски истины невозможны без сотрудничества, результатом которого является "социальная разумность". Современную либеральную демократию Поппер не считает идеальным государственным устройством, но она хороша тем, что в ней созданы институты, способствующие свободным дискуссиям и, как следствие, ограничению иррациональных тенденций. Масштабным реформаторским проектам Поппер противопоставляет принцип "поэтапной социальной инженерии". Суть этого подхода заключается не в том, чтобы искать пути для создания справедливого общества в будущем, а в том, чтобы работать на благо современного человека. Для этого необходима прочная научная, рациональная основа. Идеалом демократии для Поппера является "открытое общество". Кроме того, мифы и метафизические учения могут играть роль зерна, из которого со временем развиваются научные теории. Так, возникшее еще в древности учение об атомах — мельчайших частицах, из которых состоит вся материя — первоначально было чисто умозрительным, но впоследствии стало подлинной научной теорией. И даже псевдонаучные теории могут готовить почву для появления научных. Та же астрология, ныне представляющая собой смешной анахронизм, в свое время способствовала началу систематических наблюдений небесных светил, благодаря которым стало возможным возникновение астрономии. Научная теория может оказаться ложной. Примером может служить существовавшая в XVII—XVIII вв. Это была настоящая научная теория, но в конце XVIII в. Лавуазье Antoine Lament Lavoisier, — и заменена кислородной теорией горения, принятой и сейчас. Необходимо подчеркнуть, что если теория была опровергнута, это не означает, что она не имела значения для науки. Фальсифицированные теории играют важную роль в развитии науки уже потому, что прокладывают путь другим, лучше объясняющим факты. Вообще, ошибки в процессе познания —как научного, так и донаучного, — неизбежны, и моменты обнаружения и исправления ошибки являются в этом процессе ключевыми. Не будет слишком большим преувеличением сказать, что все наше знание возникает в конечном счете из ошибок и их исправления. Кроме того, нередко бывает, что теория опровергается не полностью—например, выясняется, что ее утверждения справедливы не всегда, как считалось раньше, а только при некоторых условиях. Так было с классической механикой, законы которой, по современным представлениям, справедливы лишь для макроскопических тел, движущихся со скоростями, малыми по сравнению со скоростью света.

Индукция

Как уже было сказано см. Экзистенциальные утверждения, то есть предложения вида 3xF ж , не фальсифицируемы: Поэтому такие утверждения не могут входить в состав научных теорий. Навещая дочерей, старик всякий раз учился у своих зятьев чему-нибудь полезному, а потом применял это дома. Месяц Месяцович, просунув в щелку палец, осветил старику баню. Когда дома старуха пошла в баню, старик сунул в щель палец. Да как оступилась бабушка, шайки-кадушки побила, воду пролила, еле жива выскочила. А старик все палец в щели держит. Солнышко пекло на своей голове для старика блины. Дома старик сказал, что печка в избе больше не нужна, он сам будет печь блины. Сел старик посреди избы. Налила ему старуха теста на лысину. Что тут было, что тут делалось! Три дня старика в бане отмывали, насилу отмыли. Ветер-Ветерок надул пузырем брошенный на воду платок и мигом переправил старика на другую сторону реки. Вернувшись к старухе, старик решил покатать ее. Пошли к морю, а лодка течет. Прыгнула старуха, а старик давай дуть. Дул, дул — а старуха уже в воде по колени. Дул, дул старик — а старуху уже соседи из воды чуть живую вытащили. Старик старался действовать так, как действовали его зятья, но всякий раз подобие плачевно обрывалось. Своеобразная биологическая — лучше сказать, псевдобиологическая — аналогия используется английским писателем О. В биологии неотенией называется положение, когда животное полностью созревает на стадии развития, эквивалентной той, на которой его эволюционные предки были относительно незрелыми. Ярким примером неотенического животного является известный аксолотль: Несомненно, отсюда Хаксли и почерпнул свою идею, что человек — это всего лишь неотеническая форма, и строит роман на причудливой зоологической фантазии: Интересную, но в итоге обрывающуюся аналогию между двумя картинами проводит испанский писатель К. Несмотря на очевидное сходство и даже совпадение трактовки образов и композиции, картины оказываются все-таки очень разными. Веласкес написал королевских шутов, причем со всеми подробностями и физическими изъянами, чтобы и в них отразился внутренний мир его героев. Гойя показывает короля Карлоса IV с королевой в кругу близких. Точно так же, как Веласкес, он не стремится ни идеализировать, ни очернять свои модели. У Гойи за спинами четырнадцати изображенных на его картине персонажей два больших висящих на стене полотна. Оба они — работы Гойи. На первом — мягкий пейзаж в рассеянном свете, возможно, юношеская работа художника. На второй картине широкими мазками, в духе Веласкеса, изображена странная оргия гигантов. Гойя на своей картине тоже помещает себя с мольбертом чуть в стороне от королевского семейства.

Сервантеса — этот самый читаемый из всех когда-либо написанных романов — в сущности, есть описание одного большого рассуждения по аналогии. Дон Кихот начитался средневековых рыцарских романов и отправился в странствие, чтобы продолжить подвиги их героев. Он целиком живет в вымышленном мире прочитанных романов, беспрестанно советуется с их героями, чтобы знать, что делать и что говорить. Он не чудак, как думают многие, а человек долга, человек чести, так же как и рыцари, преемником которых он себя воображает. Он пытается доказать, что его любимые романы правдивы. С этой целью он усердно устанавливает подобия между описанными событиями и реальными ситуациями. Ветряные мельницы, стада, служанки, постоялые дворы оказываются для него великанами, замками, благородными дамами и воинством. Сопоставляя романы и жизнь, Дон Кихот переносит в реальную жизнь все то, что узнал из книг, ни на секунду не сомневаясь в правомерности такого переноса. Все, что с ним происходит, только подтверждает, как ему кажется, что рыцарские романы — безупречная модель окружающего его мира, а их язык — это язык самого мира. Странствия и приключения Дон Кихота — это умозаключение по аналогии, воплощаемое не в слове, а в практическом, предметном действии. Самому Дон Кихоту проводимая им аналогия представляется безупречной. Видного русского юмориста Н. Однако литературной репутации Лейкина не повезло: Первым обвинителем Лейкина-юмориста в безыдейности был известный литературный критик и публицист Н. Лейкина существует только для самого себя, без всяких идейных оснований и тенденциозных целей… Тот огромный запас фактов, которые он накопил благодаря своей наблюдательности, решительно не освещен какою-нибудь разумною идеею.

  • Рыбалка в курганской области форум рыбаков 2017
  • Рыбалка в махнево алапаевский район
  • Спутники которые мы ловим
  • Рыбалка с блеснами
  • Спустя десять лет Михайловский почти в тех же самых выражениях оценивал творчество Чехова: Обвинив Лейкина в фотографичности, случайности его тем и сюжетов, отсутствии ведущей общей идеи и тенденции и связав все это с особым характером газетной работы, Михайловский увидел в Лейкине только карикатуриста. Столь же внешне Михайловский подошел к творчеству раннего Чехова и нашел у него те же недостатки, что и у Лейкина. Отсюда вывод, что и Чехов, при всем его несомненном таланте, все-таки не писатель. И наконец, последний пример — из воспоминаний С. Недомолвки, шёпоты, ловушки — вот атмосфера. Бенкендорф едва уловимым намеком говорит Дубельту что, де, дуэль надобно предотвратить, однако же… место дуэли может быть изменено. У Понтия Пилата происходит, по сути, такая же сцена с начальником тайной полиции. Прокуратор выражает тревогу, что Иуду могут убить, надобно проследить, чтобы с ним ничего не случилось, а начальник тайной полиции понимает, что это значит, и организовывает убийство. Полицейский мотив то и дело прорывается в произведениях, далеких друг от друга по времени и по жанру. Мольер окружен интригами Кабалы святош и предан своим учеником, которому верил.

    индукция дедукция поппер

    И вокруг Пушкина вьется паутина из доносчиков. Повыше — Бенкендорф, а далее — богомазовы, долгорукие, наконец, в квартире притворившийся часовщиком, свой домашний шпион — Битков.

    индукция дедукция поппер

    У него появляется странное душевное влечение к Пушкину. Здесь аналогия между несколькими произведениями одного и того же автора позволяет яснее понять идейный замысел каждого из них и подчеркнуть единство и своеобразие художественной манеры их автора. В науке рассуждения по аналогии применяются столь же широко, как и во всех других областях человеческой деятельности. Этому совершенно не мешает то, что аналогия дает не твердое знание, а только более или менее вероятные предположения. Причем нельзя сказать, что ученые используют по преимуществу строгие аналогии, вероятность заключений которых относительно высока. Разумеется, ученые стремятся — и в общем небезуспешно — именно к такого рода аналогиям.

    индукция дедукция поппер

    Но вместе с тем в научном творчестве, наряду с самыми точными из всех встречающихся аналогий, не редки весьма приблизительные, а то и просто поверхностные уподобления. Объяснение этого — в сложности процесса научного познания и в многообразии тех задач, которые решаются в науке с помощью аналогий. Точная аналогия — конечно, идеал ученого. Она возможна, однако только в достаточно развитых областях знания.

    ДЕДУКЦИЯ И ИНДУКЦИЯ

    На начальных стадиях исследования обычно приходится довольствоваться примерными уподоблениями. Далее, ученый может обращаться к аналогии с разными целями. Она может привлекаться, чтобы менее понятное сделать более понятным, представить абстрактное в более доступной, образной форме, конкретизировать отвлеченные идеи и проблемы и т. По аналогии можно также рассуждать о том, что пока недоступно прямому наблюдению. Она может служить средством выдвижения новых гипотез, являться своеобразным методом решения задач посредством сведения их к ранее решенным задачам и т. В конечном счете именно цель рассуждения определяет характер аналогии. В одних случаях требуется предельно точная аналогия, в других полезной может оказаться свободная аналогия, не стесняющая творческое воображение и фантазию исследователя. Карно, заложивший в начале прошлого века основы теории тепловых машин, смело уподобил работу такой машины работе водяного двигателя. Физическая аналогия между переходом тепла от нагретого тела к холодному и падением воды с высокого уровня на низкий — пример строгой аналогии, опирающейся на существенные черты уподобляемых объектов. В истории физики есть и примеры весьма свободных аналогий, сыгравших вместе с тем важную роль в развитии этой науки. Кеплер, открывший законы движения планет, уподоблял притяжение небесных тел взаимной любви. Солнце, планеты и звезды он сравнивал с разными обликами бога. Эти сопоставления кажутся сейчас по меньшей мере странными. Но именно они привели Кеплера к идее ввести понятие силы в астрономию. Гутенберг пришел к идее передвижного шрифта по аналогии с чеканкой монет. Хау, изобретателя швейной машины, состояла в совмещении острия и ушка на одном конце иглы. Как возникла эта идея — неизвестно. Но главное его достижение было в том, что по аналогии с челноком, используемым в ткацких станках, он изготовил шпульку, которая продергивала дополнительную нить через петли, сделанные игольным ушком, и таким образом родился машинный шов. Вестингауз долго бился над проблемой создания тормозов, которые одновременно действовали бы по всей длине поезда. Прочитав случайно в журнале, что на строительстве тоннеля в Швейцарии буровая установка приводится в движение сжатым воздухом, передаваемым от компрессора с помощью длинного шланга, Вестингауз увидел в этом ключ к решению своей проблемы. Рассуждение по аналогии дало в науке многие блестящие результаты, нередко совершенно неожиданные. Гарвей ввел новую аналогию с насосом и пришел к фундаментальной идее непрерывной циркуляции крови. Пристли воспользовался аналогией между горением и дыханием и благодаря этому смог провести свои изящные эксперименты, показавшие, что растения восстанавливают воздух, израсходованный в процессе дыхания животных или в процессе горения свечи. Предыдущий пример превращается вот во что: Я пошел на работу. Комментарии, как говорится, излишни. Если вещество металл, оно проводит электрический ток.

    Вещество не проводит электрический ток. Следовательно, оно не является металлом.

    Категория: Система
    Просмотров: 4446 | Рейтинг: 10.1/96
    Всего комментариев: 4